selezen
Селех. Рассказ.

Приближался весенний сезон, а так как открытие попадало на вторник, и продолжительность охоты составляла всего лишь 10 дней, то мне пришлось заранее подготовить свое руководство и потихоньку клянчить отгулы. Благо мой начальник понятливый и сговорчивый, да и план я выполнил в срок, то вся эта затея увенчалась трехдневными отгулами в счет очередного отпуска. Пять дней со среды до воскресения полностью в моем распоряжении. Все необходимое заранее было приготовлено и переправлено в деревню, я отправился в путь налегке. Автомобиль у нас с супругой на двоих, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как добираться своим ходом. Деревня моя относительно недалеко, от ст.Линда еще пару десятков километров в сторону славного старинного города Городец. В тех местах и будут происходить события моих очерков.
Предстоящие пять дней свободы и долгожданного сезона поднимали уровень счастья в моем организме до максимально возможного. Так что ноги несли меня, и я как первоклашка с пятеркой в тетрадке, вприпрыжку продвигался в сторону вокзала. Да-а, давно я не ездил общественным транспортом! Зайдя в электричку, обнаружил, что вместо деревянных “задомассажеров”, вагон оборудован мягкими креслами и в дополнение к этому интерьеру прилагался удобный столик между сидушками. Такой, знаете ли, рай для любителей доехать до Уреня или Ветлуги и заодно с комфортом раздавить пузырек, другой. Всю дорогу я пялился в окно и глазами обследовал знакомые места – болота и разливы, на которых уже не первый год стояли шалаши. К моему удивлению многие из них не были восстановлены, может в связи с вышеописанными сроками открытия, но шалашики добротные. И вот я уже близко к цели, иду по дороге к нашему деревенскому дому. С зимы здесь ничего не изменилось, только цвета, вокруг другие цвета, весенние, еще только пробуждающиеся краски. И вот последний рубеж – разбитые колеи, промоины на проселочной дороге, комки глины, лужи и грязь, а я в черевичках, мягко говоря, немного не подходящих для этой местности, городской пижон блин. Ну да ладно, ноги то несут, несут на встречу ощущениям, которые я испытывал год назад и потом вспоминал всю зиму, и вот они уже совсем близко. На подходе к деревне слышен лай собак, беспорядочный, разномастный. Из всего этого гама, я узнаю родной мне, радостный, звонкий, с подвизгиванием, голос моего питомца – молодого кобеля западно-сибирской лайки по кличке Тибо. Он уже давно приметил меня, издалека причуял и ждал на крыше дровяника - его излюбленном месте. Зимой и летом, в жару и холод он всегда встречает всех с этого места, там высоко и хороший обзор, а развалившись на теплой крыше можно хоть целый день наслаждаться весенними лучиками солнца. Чем же еще заняться собаке от безделья.
- Привет, привет, рыжий! Как же я по тебе соскучился! Мы же не виделись с тобой почти месяц! – говорю я ему.
А в ответ звонкий лай, какие-то воздушные пируэты, прыжки и прочая акробатика. Я его глажу, он ласкается, а потом начинает немного прикусывать мою руку, как бы говоря: “Где ты так долго был? Я тебя жду каждый день, а тебя нет и нет. Пошли скорее гулять, в лес, в лес!”
- Ну ладно, ладно, Тибо, потерпи немного и пойдем, скоро пойдем! - говорю я в ответ.
Вот и бабуля вышла меня встречать.
- Привет!
Поцеловались, обнялись. На ее лице, морщинистом и уже загорелом, добрая улыбка, такая родная и дорогая мне.
- Пошли в Избу, чаво на улице стоять-то, просквозит яще - говорит она.
Выросли все, дети, внуки и даже правнуки, а она все беспокоится, заботится о нас, чтоб не “просквозило”, вот оно материнское чувство, на всю жисть.
Встретившись с моим тезкой, другом Сашкой или как я его иногда зову Лексан Лексеич, уважительно, с деревенским акцентом, я узнал свежие “вести с полей”.
- В воскресенье пять протоколов составили, пару ружей забрали. Кто-то даже занимался забегом на короткую дистанцию. Успешно, правда, темно же, не видно ж ничо.
- Вот это да! Давно такого не было. Работают значит инспектора – удивился я.
- Работают, мать их, когда не надо… - пробурчал своим басовитым голосом Сашка.
- Конечно, утя-то пролетная, все уже, тю-тю. Когда лед на полреки был – вот тогда да-а, хорошо летели! Да ты не расстраивайся, Санек, своих-то селехов мы с тобой возьмем.
- Вон, вдоль реки кажную зорьку летают, я уже ходил - сказал он негромко, улыбаясь с прищуром.
- Шалашик прошлогодний поправил, сегодня и тебе соорудим. В одном-то нам с тобой тесновато будет - громко засмеялся он. На том и порешили.
Через пару часов мы втроем шли подготавливать место на завтра, точнее мы с Сашкой шли, а мой четвероногий друг носился по полю, как угорелый, нарезая круги по обе стороны от нас, и иногда скрывался из вида в ближайшем перелеске.
Сашку я знаю с детства, он моложе меня на год. Его могучая, монументальная фигура и внушительные размеры, давали фору любому деревенскому мужику в расцвете сил. При его теперешнем весе, как он сам говорит: “Чуть больше центнЕра”, чувствовал он себя вполне комфортно, но немного неповоротлив из-за небольшой “мазоли” в районе живота. Охотиться мы начали еще подростками, лет с четырнадцати. Ходили в лес с отцовскими ружьями, скрадываясь задворками от посторонних глаз. Но батькИ нам не запрещали, правда приговаривали, чтоб аккуратней, если что ружье в кусты, а там разберемся.
Мы пропадали все выходные “на охоте”, как мы сами гордо называли этот процесс, на самом деле это больше было похоже на стаптывание сапогов и наматывание на них же километров лесных дорог и просек. Но с этого все и начинается, в таком интереснейшем и очень увлекательном процессе – охота!
На полях действительно не было подходящих луж. Одни слишком мелкие, другие располагались в неперспективных местах. Решено было поставить шалаш метрах в двухста от Сашкиного, на том же берегу. В этот год была “большая вода” и река разлилась далеко на поле, что в дальнейшем существенно облегчало высадку подсадной и забор дичи. Зайти можно было без комбинезона, просто в болотниках. Строительство скрадка шло к завершению, последние штрихи, в виде маскировки прошлогодними косами травы, и все!
- Все будет, когда на кладбище понесут, а сейчас готово! – подшучивал надо мной Сашка.
Вернувшись домой, нас ждала приятная новость. Несколько наших общих знакомых, таких же романтиков и любителей охоты, решили сделать вылазку на три, четыре дня, примерно в те же места, откуда мы только что вернулись. Кинув все необходимое в рюкзак, вооружившись и прихватив с собой котелок и спальник, я выдвинулся на место сбора. Увидев машину, на которой нам предстояло недолгое путешествие, я понял, что необходимость в спальнике и котелке отпадает. Это был ГАЗ-66 с кунгом, тот самый, на котором мы ездили на открытие в позапрошлом году, оборудованный нарами с матрацами, бензогенератором, печкой-буржуйкой, и в котором есть любая походная утварь – от деревянной ложки до чугунного казана!
- Вот это я понимаю! – воскликнул я.
- А ты думал, чай мы не пальцем деланные! - пробасил Сашка
Мы он сказал потому, что водитель “шишиги” – его сосед, Дмитрий, очень хороший человек и охотник со стажем. В последние пару, тройку лет он частенько брал с собой Сашку на охоту на крупного зверя, рассказывал ему как и что делать, где искать переходы, в общем разные тонкости. Не замечая разницы в десять с лишним лет, он общался с нами на равных.
- Харэ курить! Давай залазь, принимай подсадных!
- Поехали! - крикнул Сашка, махнув рукой в открытую дверь кунга.
Наша компания тронулась в путь. Проезжая по лесным колеям грузовик переваливался из стороны в сторону. Мотор почти не напрягается и только изредка переходит на повышенные обороты, форсируя очередную огромную лужу, на первый взгляд казавшуюся непреодолимой. Да-а машина – зверь, гордость горьковского автопрома, с этим не поспоришь. Прибыв на место разбиваем лагерь, кипятим чай, кормим подсадных, готовим ужин и ждем гостей. Оказывается должно приехать пополнение наших охотничьих рядов: Димкин товарищ из города и Серега – наш общий знакомый. Ну вот, все в сборе. Наш автопарк теперь состоит из трех настоящих внедорожников: шестьдесят шестой, подготовленного УАЗа и…восемдесят второго, в простонародии трактор “Беларусь”. Со стороны, я вам скажу, смотрится более чем убедительно и больше смахивает на какую-то экспедицию, нежели чем на лагерь охотников.
Вечером мы пошли на тягу, на соседнее поле, заросшее молодняком берез. С непривычки я промахнулся по двум вальдшнепам. По приходу в лагерь я увидел Диму, ощипывающего уже второго “вальдемара” и уже издалека подкалывающего нас различными фразами на тему “Горе охотники”. Оказывается, с нами на тягу он не пошел, так как уже разомлел от количества принятого горячительного напитка и наслаждался жизнью, сидя в кресле у костра. Да-да, в его чудо грузовике даже кресла имеются. А кулики тянули аккурат над нашей поляной, чем он и успешно воспользовался. Опыт не пропьешь, как говорится. Вот так вот с шутками, байками, выпив “На кровях!” и закусив шулюмчиком, мы улеглись в прогретом, уютном кунге.
Звук будильника разбудил меня в три часа. Выпрыгнув из теплого “дома на колесах” я сразу ощутил все его преимущества супротив палатки и спальника. Бодрящий морозец настойчиво пробирался под одежду к разогретому телу. Раздув угли тлеющего пня, оставленного специально в костре, и подложив сухару, я поставил чайник и пошел умыться. Вода в ручье ледяная, бодрящая, немного с известковым и земляным привкусом, но от того не менее вкусная. Тут народ начал потихоньку пробуждаться и наш лагерь немного ожил. Я пошел будить своего напарника.
- Сань, вставай - негромко сказал я ему.
- У-уу... - послышалось в ответ.
-Лексан Лексе-е-и-и-ч – протянул я.
-У…
-Вставай! Кому говорю! Пошли на охоту! Все проспишь! – уже настойчиво отрезал я, при этом тормоша его одной рукой.
-У-ку… Нет, Сань, иди один, я попозже… - пробурчал он в ответ, похоже не приходя в сознание.
-Ну как хочешь, пойду один! – сказал я ему, в надежде что все таки проснется.
Сделав опрос кто куда пойдет, я закинул рюкзак за плечи и взял корзину с подсадной. Вышло, что всем в разные стороны.
Я держал путь на реку. Идти мне предстояло недалеко, около километра. Луч фонаря скользил по деревьям и кустам, оставляя позади них мрачные тени, причудливой формы, какие-то корявые и немного пугающие. По дороге я раздумывал с какой стороны от шалаша высадить утку, а с какой чучалки, которые я взял с собой в количестве двух штук, потом определял направление ветра, да и так, просто размышлял. Поэтому время пролетело незаметно, вот уже и темное пятно моего скрадка. Достаю из корзины “Барыню”, так называет свою утю Серега, одолживший мне ее на зорьку. Ставлю круг недалеко от берега, где-то по колено в воде, правее шалаша, а чучалки - левее, метров через двадцать. Ветер дует северо-восточный, с левой стороны от меня. Я предполагаю посадку селезней к подсадной, то есть правее, или прямо передо мной – если к чучелам. Подсадная сразу же начинает работать, отдает квачку, соскучилась по воле. Сижу, жду, наблюдаю. Начинает светать и уже видно окружающую меня природу. Что-то Барыня замолчала, не подзывает. Внимательно смотрю то в одну, то в другую бойницу и вижу двух нырковых. Самка сероватая, с белыми щеками и выразительным коричневым хохолком, а самец в белоснежном наряде, разукрашенный черными полосами , и все тот же хохолок, только белый. Это же лутки, не так часто их встретишь. Плавают метрах в сорока от меня, держутся парой отплывая друг от друга не более полуметра. Посмотришь, прям идиллия.
-Двигайте дальше, не мешайте. Видите из-за вас работа не идет. Ну, вроде мимо проплыли.– подумал я.
И вновь я услышал манные звуки своей подсадной. В радиусе примерно полукилометра, с обеих сторон реки доносилась квачка еще двух подсадных, одна из нашего лагеря (я знал кто пошел в ту сторону), а вот другая, как говорится, не из “нашей песочницы”. Выстрелов не было, значит налетов нет не только у меня. Правильно Сашка сказал про местную утку. Ну ладно, подождем. На востоке медленно начал появляться огненно-оранжевый диск, немного потеплело. За моей спиной, на поле во всю уже токуют тетерева. Чуфыканье доносится отовсюду, отчетливо слышны удары крыльев. Чибисы совершают свои замысловатые полеты-свечки и камнем падают вниз, издают брачные звуки “Ууу-и-и, уу-и”, над шалашом поют пичужки. Весна идет, все поет, пробуждается, радуется…Вот и Барыня, наконец-то, обрадовалась и выдает осадку, еще одну. Я на готове. Сквозь бойницу наблюдаю тройку, подлетающую слева от меня, вдоль реки, уже слышу свист крыльев, проносятся мимо меня и садятся на чистую воду. До них метров сто, два селеха и кряква. Ну наконец-то, долгожданная встреча, подсадная не умолкает. Один из ухажеров не выдержал такого напора, понял, что третий лишний, поднялся на крыло и плюхнулся неподалеку от моей красавицы. Хорош кавалер. Изумрудная голова переливается в лучах солнца, белоснежный ободок на шее, тугое колечко на хвосте, а как выпячивает грудь, хоть прямо сейчас на парад, загляденье. Плывет напролом, без опаски, лишь изредка посматривая в мою сторону. Барыня перед ним красуется то одним боком, то другим, вот, мол, я какая, плыви сюда. А я веду его стволами, уже не слышу ни тетеревов, ни чибисов, ни неугомонных пичужек, адреналин зашкаливает, жду подходящий момент. Вот он миновал небольшой кустарник, уже совсем близко, нажимаю спуск…Брызгами взрывается водяная гладь и только раскинутые крылья, и опущенная в воду голова остается из всей этой красоты. Вылезаю из шалаша, забираю трофей и хвалю подсадную, приговаривая: “Молодец, хорошо отработала, Ба-а-рыня!” Селех попался крупный, зачетный трофей.
Солнце уже поднялось и показалось во всей красе, стало теплее. Можно еще посидеть. Подсадная дает несколько осадок, но, к сожалению, на чаек или какую другую тварь Божью.
- Ладно, главное работает, не молчит. - подумал я.
Вдруг где-то вдалеке слышу знакомое жмяканье, приближается. Ага, пошло дело, хорошо. Подсадная орет, он делает круг над шалашом, второй, третий, совсем низко не больше десяти метров Я сижу не шевелясь, малейшее неверное движение и все, заметит, улетит. Четвертый раз закладывает вираж и…Слава Богу! Успокоился, заходит на посадку, сел далековато, где-то полсотни до него. Плавает, осматривается, а утя подзывает его, покряхтывает. Видать уже пуганый, но инстинкты…они ведь сильнее, робко начинает подплывать, размером меньше первого, молодой похоже. Вот уже миновал куст, приближается к чучелам, черт, не зацепить бы. Так, ага, ушел немного правее, в сторону подсадной. Вот он, подходящий момент, выстрел, бит чисто.
- Ну что, пора и честь знать! С полем, Александр Викторович! - поздравил я сам себя и погладил по стволам свой верный ИЖик.
По пути назад я обнаружил новое место тока. Это были те петухи, которые все утро, у меня за спиной, радовали округу своим бульканьем и чуфыканьем. Оставив рюкзак и подсадную, подкрадываюсь поближе. Меня прикрывает небольшой бугор и густые молоденькие сосенки, до них остается метров пятьдесят, не больше. Еще издалека были видны белые “хризантемы” подхвостья, а отсюда уже можно разглядеть свисающие лиры шикарных хвостов, трясущийся зоб с иссиня-черными переливами, , и конечно же, сочные, ярко-красные брови, набухшие от возбуждения и важности происходящих событий. Как же я удивился, что там оказалось всего два косача и три тетерки, а сколько шума и драк…Почему же самки не летят на более старые тока, расположенные совсем не далеко от этого? Не понятно.
Оставив сие действо, я продолжил свое возвращение в лагерь. Звуки, а точнее русский фольклор деревенского “разлива”, донеслись до меня еще на полпути. А подойдя ближе, все стало ясно, и улыбка невольно поплыла по моей и так довольной физиономии. Оказывается, вернувшись незадолго до меня, и приняв “За успех нашего безнадежного дела!” они дружно сели играть в домино. Как вы знаете, домино – это азартная, очень увлекательная, эмоциональная и главное развивающая игра, не только мозга, но и рук, а главное языка. Как всегда, а особенно при игре пара на пару, кто-то, кого-то…обманул, мягко говоря. Короче фраза “ловкость рук и никакого мошенства” очень подходит, прямо в точку. И из всего этого балагана выделялось одно невозмутительное лицо. Кого бы вы думали? Конечно же Лексан Лексеича! Он едва сдерживал улыбку и эмоции, держался из последних сил, чтоб не взорваться громким хохотом. В эту зорьку все были с трофеями. Кто-то с дичью, а кто-то…по партиям. Поздравив всех “С полем!” мы подняли по рюмке горькой. Впереди нам предстояли еще несколько дней увлекательного и любимого занятия – охота.

Прикрепленное изображение: 20.jpgПрикрепленное изображение: 21.jpgПрикрепленное изображение: 22.jpg

Прикрепленное изображение: 23.jpgПрикрепленное изображение: 24.jpgПрикрепленное изображение: 25.jpgПрикрепленное изображение: 26.jpgПрикрепленное изображение: 28.jpgПрикрепленное изображение: 27.jpgПрикрепленное изображение: 29.jpg

А.В. Кормилицин (Alexandro)

08 февраля 2014 в 0:04

1 Комментарий

  1. msmgd:

    Вадим.приветствую и благодарю за доставленное удовольствие.Мне никогда не доводилось охотится классически на селезня с подсадной .Как -то у нас эта охота ,к сожалению ,не развита. Узнаешь много деталей и чисто практических особенностей данного вида охоты.Новых удач в творчестве и фарта.

    Ответить
Оставить комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.